Стратегический подход в Украинском вопросе

Со времён Советского Союза Украинский вопрос оставался несколько в стороне. Это было связано с тем, что Украина была наиболее лояльной частью бывшего СССР. По сути, Украина была окраиной Большой России и её неотъемлемой составляющей.

Да, действительно, западная часть Украины несла в себе негативное восприятие «москалей», но это было локализовано на малом пространстве и лишь в устах малой части маргиналов. Основное население Западной Украины считали и вели себя как часть единого русского народа в его оттенках на бытовом уровне.

В 2014 году произошёл государственный переворот. Маргинальные антирусские настроения заполонили  информационное пространство. Особо хотелось бы отметить явно импортированный извне системный «русофобский» подход, наличие выверенных идеологических инструкций и разветвленной инфраструктуры обучающих антироссийских центров, открыто проявившихся после государственного переворота. Всё это подкреплено различными «дорожными картами» / планами по выхолащиванию Украины от всего дружественного с Россией и реализуется при информационной, политической и экономической поддержке Запада в различных его формах и проявлениях.

В 2014-2016 году была надежда, что информационно навязанные пропагандой антироссийские настроения сойдут на нет, наступит прозрение, исцеление, выздоровление украинского населения. Однако сила современного информационного воздействия и психологических инструментов манипулирования общественным настроением настолько велика, что даже в условиях экономических потрясений, антироссийские настроения на Украине только укрепляются. Это образно можно представить как раковую опухоль.

Пропуская процедуру исторического и событийного системного анализа произошедшего и происходящего, сформулирую своё виденье стратегии России на Украинском направлении:

1. Стратегически вся Украина должна вернуться / быть возвращена в единое культурное (включая экономическое) пространство с Россией. Именно вся, а не её части.

2. Говоря о решении Украинского вопроса, Россия должна сконцентрироваться на культурно-идеологической составляющей единства / барства России и Украины. Никакие экономические и политические инструменты не решат этот вопрос на стратегическом уровне, только культурно-идеологический фактор.

3. Следует отделить тактику и оперативную деятельность России от решения стратегических вопросов. Тактика и оперативная деятельность должны подчинятся стратегическому виденью и плану. Иначе говоря, тактика и оперативная работа, это средство и методы решения украинского вопроса для достижения в конечном итоге стратегических целей.  Для этого у России должен быть обособленный Стратегический штаб / совет.

Не следует путать также геополитику и стратегию. Стратегия является управленческим документом / планом, а геополитика только один из многих  разделов обоснования стратегии.

Стратегическое решение в короткий срок невозможно. Само понятие стратегии подразумевает долговременность, системность и основательность. Даже если завтра на Украине пройдет контрреволюция и власть будет в руках пророссийских сил, это не решит вопрос стратегически. Украина так и останется зоной нестабильности и всевозможных рисков.

Стратегический штаб должен заниматься системной работой, отделённой от оперативной деятельности органов власти, а лица участвующие в нем должны быть выделенными для этого (а не совмещающими работу с оперативным управлением в различных органах власти).  Стратегический штаб должен состоять из лиц, наделённых властными полномочиями по принятию стратегических решений и несущих полную ответственность за эти решения. Даже Совет безопасности России, решающий ключевые политические вопросы страны не должен подменять Стратегический штаб / совет.

Решение украинского вопроса невозможно без наличия стратегического плана – Стратегии России. Только номинального наличия Стратегического штаба / совета недостаточно. Любые решения без стратегического плана нельзя считать стратегическими.

4. Территориально возможен вариант, когда часть западной Украины отделится, в смысле её отказа от общей культурной идентичности и судьбы с Россией. Такое отделение стратегически должно происходить в условиях нормальной - пророссийской политической обстановки на Украине и по итогам плебисцита населения этих территорий. И здесь очень важный момент… на референдуме об отказе в единстве своей культурной идентичности и судьбы с Россией должен решаться вопрос о выборе в пользу какого государства ассоциирует свою судьбу эта часть населения. Согласно политической карты, это может быть: Польша, Венгрия, Румыния, Словения. Вариант политической самостоятельности западных частей сегодняшней Украины с образованием отдельного государства, стратегически неприемлем.

5. Возможен ли вариант, когда только часть восточных территорий Украины присоединятся к России? Стратегический взгляд подразумевает решение этого вопроса на системном уровне. На системном уровне Россия и ВСЯ Украина – это единое целое. Сегодняшнее и завтрашнее политическое состояние НЕ имеет никакого значения в контексте стратегического / системного виденья. Тактически и на отрезках времени возможны любые политические варианты (включая территориальные), но стратегическая истина и цель: Россия и вся Украина, это части единого целого и вчера, и сегодня, и всегда. Наша судьба неразделима органически!  

Фёдор Степанов

Фёдор Степанов

Tags

Изображение